Чувство ВИНЫ

Вина…Моя вина… Я виноват, как искупить?! Или почему вина дает право безответственности.

 

Читая любую статью, мы ищем ответы на собственные вопросы, на то, что беспокоит нас в текущую секунду. По сути, мы ищем одного – волшебную таблетку, способ решить насущную проблему.

Обычно, я говорю что-то вроде «Добро пожаловать в реальность! Здесь вам не тут (с) – в смысле «щастья даром» не будет, хотите хлеб кушать с черной икрой – придется потрудиться!»

Как ни странно, тему вины можно рассматривать как нечто противоположное концепции «без труда не выловишь и рыбку из пруда». В какой-то мере, правильное отношение к чувству вины, к людям, которые это чувство провоцируют и укрепляют, можно назвать той самой «волшебной таблеткой». Соотношение грамотно приложенных усилий и полученного результата, высвободившихся ресурсов, жизненной энергии можно назвать магическим. )

Что такое вина?

Пролистав словари, мы обнаружим определение вины – как проступка, преступления либо как источника, причины чего-то неприятного.

Фраза «моя вина» означает «это я был источником нанесенного ущерба и готов понести заслуженное наказание».

Фраза «твоя вина» означает « это ты был причиной нанесенного ущерба и теперь должен будешь понести наказание».

Еще более распространена фраза «это их вина» в различных редакциях: они виноваты, это они должны были …, они обязаны, а не сделали … и так далее. И если эти «они» виноваты, то должны быть наказаны!

Следом за виной и наказанием ожидаемо должно следовать прощение.

Если человек чувствует себя виноватым, а внешнего наказания не происходит, то запускается механизм самонаказания (травмы, болезни, потери, непонятные ошибки) и так будет продолжаться до тех пор, пока вина не получит прощения.

Вина как чувство переживается крайне мучительно. Оно уже содержит самонаказание путем мучений и страданий.

Как, зачем и откуда появляется чувство вины?

Ну, конечно же, формируется это чувство в детстве. И, как всегда, «из лучших побуждений» — на словах. И из душевной ленности или малообразованности – на деле.

 

Девочка пяти лет осталась дома в воскресенье на три часа. Мама, вернувшись домой с не самого удачного свидания в ее жизни, обнаруживает «разграбленную» юной принцессой косметичку. Часть помад погибла безвозвратно, часть духов пролита, тени перемешаны, а тушью разрисована половина мебели. Ребенок счастлив, что мама наконец-то пришла домой, и больше не страшно. Но опасается, так как догадывается, что, наверное, мамины «игрушки» брать было нельзя.

Но ведь ей было так страшно! А это – мамины вещи….А потом было так интересно, что она заигралась и …

Как бы вела себя адекватная мама? Адекватная не оставила бы малышку одну надолго. – Раз. Если бы была вынуждена таки оставить ее – обеспечила бы безопасность. – Два.

Но, допустим, в этот момент, глядя на разрисованное полунапуганное-полусчастливое личико дочки, мама наконец-то «проснулась» и начала думать! Как бы она отреагировала?

— Косметику – жалко. И дорого, и память (духи-подарки), и кое-что уже вряд ли найдешь именно такое (привезла из … из небольшого магазинчика).

— Дочку – жальче еще больше!

— И себя – тоже жалко!

Вот это все обычно или мало осознается, или почти не осознается. И следом за ЖАЛКО, приходит чувство беспомощности, которое выплескивается наружу либо в виде слез либо в виде агрессии (ругани, шлепках, наказании).

Как итог, мамино чувство вины переносится на дочку, формирует в ней свой клон.

Для маленького ребенка страдания его родителя из-за него – мало выносимы. Он еще слишком ясен, не способен к иезуитским построениям мыслей, и его вывод прост: моя мама так страдает из-за меня – я виноват – виновного наказать (иногда – до уничтожения). Все силы маленькой души, все любовь, которая есть направляется на устранение ужаса. Страха потерять мать.

 

Другой вариант, когда мать не плачет, а кричит и наказывает немногим лучше. Она добивается подчинения, послушания и выполнения невозможного. Не может ребенок в пять лет делать то, что его мама не способна сделать в 25!

 

Итак, чувство вины формируется следующим образом:

— выдвигается заведомо невыполнимое требование («будь хорошим» — чтобы это не означало)

— ребенка методично обучают страдать, мучиться чувством вины (прибегая к различным методам – от страха за мучения родителей, до страха наказания, плюс попытки привлечь «зрителей» и укрепление страха стыдом)

— единственным человеком, который может снять это мучительное чувство заявляется воспитывающий взрослый. Он может наказать, а затем, приняв во внимание искупление – простить. И разрешить жить дальше. До следующего ослушания.

Зачем оно необходимо?

Это механизм контроля, позволяющий управлять ребенком, подчиненным. Механизм, удерживающий вторую сторону в повиновении.

 

Какую выгоду несет чувство вины взрослому человеку? От чего оно его охраняет?

Противоположным чувством для вины является ответственность.

Это просто. Смотрите.

 

В первом классе ребенку оказалось очень трудно учиться. Учитель и школьный психолог рекомендовали обратить внимание на то, что Миша не слушает учителя, игнорирует слова, отвлекается и делает то, что ему хочется.

По каким-то причинам, родители проигнорировали рекомендации педагогов.

В итоге, в конце года ребенок оказывается с двойками и школьная администрация настоятельно рекомендует решить вопрос с пребыванием восьмилетнего Миши вне стен их замечательной школы.

 

Есть три способа реакции родителей на обострившуюся проблему.

  1. Им безразлично. Так бывает, и не то, чтобы очень редко.

Как-то они вынуждены реагировать, и под нажимом педагогов что-то делают. Если есть деньги, нанимают репетиторов, и отправляют ребенка на занятия в группу коррекции. Как только появляются малейшие результаты либо возникают трудности, занятия прекращаются. Если нет – «махают рукой».

На ребенка ругаются, как-то его ограничивают, и при первой же возможности «отправляют пожить к бабушке» ( в кадетский корпус, школу-интернат, к дядюшке – список велик).

Единственное, что вызывает уважение в подобных родителях – их непосредственность и честность. Они столь же равнодушно относятся и к своим жизням. А у их детей есть шанс встретить других взрослых, тех, кому до них будет дело. Либо очень рано научиться самостоятельности и сделать свою жизнь своими руками.

 

  1. Ответственные родители.

Да, им грустно, больно, стыдно, страшно. В первую очередь за ребенка, за его счастье и успешность в жизни. Они сожалеют, что не обратили должного внимания, на рекомендации учителя в начале первого класса. Что проигнорировали проблему в садике, списав ее на активность мальчика и загруженность воспитателей. Может быть, были и еще причины того, что им было «не до ребенка».

Но теперь, когда они вынуждены были встретить с проблемой лицом к лицу, эти родители и разбираются с ситуацией по существу.

Они обследуют мальчика. У хороших профессиональных нейропсихологов, в медицинском центре, где им могут предложить комплекс нужных услуг: неврологов, психологов и занятия в коррекционных группах.

Они следят, чтобы ребенок пил назначенные лекарства.

Они занимаются с ним, разбираются в том, как он видит мир и учат его жить в реальности.

Они выясняют все, что известно на сегодняшний день о проблеме их ребенка и способах решения, адаптации и компенсации.

Они получают помощь консультанта и приводят в порядок свои семейные отношения, организуют дома время и пространство так, чтобы их Миша мог научиться тому, что позволит ему быть успешным в жизни, несмотря на имеющиеся трудности.

В итоге они получают закономерный отличный результат, максимально возможных в их условиях. Семья становится крепче, радостней и дружней. У них у всех вместе и каждого по отдельности есть серьезный повод для радости и для гордости и уважения к себе.

А полученный ими опыт успешного преодоления трудностей – бесценен.

 

  1. Родители с сильным чувством вины

Они страдают. Мучаются. Переживают чувство вины.

За то, что не обратили внимание на проблему вовремя. За то, что сразу не нашли супермегаволшебника, который бы в мгновения ока сделал из мальчика с синдромом дефицита внимания мальчика – почти- гения.

Но они же не могут страдать и вариться в своей вине в гордом одиночестве?!

И они находят виноватых:

— школьного психолога, которые не провел вовремя нужных тестов (подумаешь, что зарплата у них тысяч пять, а детей в школе около тысячи). Она же должна была!

— учителя, который вовремя не донес им мысль о важности выявленной трудности. И вообще, не нашел подход к мальчику! И не владеет нужными методиками! И слишком старая – значит ей все равно только о даче и пенсии думает, или слишком молодая – нет опыта, ничего не умеет!

— родители одноклассников, которые оказались на редкость черствыми и грубыми людьми, и активно требуют чтобы у их детей была возможность учиться. А как же чуткость и доброе отношение к людям?!

— наследственность мужа – жены, врачи в роддоме и после, воспитатели и психологи в детсадике, влияние бабушек-дедушек, — все это анализируется, переживается, определяется степень виновности… министр образования – ведь раньше на такого ребенка бы обратили внимание и бесплатно! Обеспечили бы дополнительные занятия и лечение! Президент и страна в целом ….. – ведь вот на Западе ….!

— самому ребенку в подобной ситуации тоже достается и сильно. В конце концов – это же он виноват в том, что проблема существует! Вспышки гнева, в результате которых происходит разрядка накопившегося негатива, чередуются с приступами острой вины и самобичевания, заявлениями «Миша, мы тебя любим» и жалостью к ребенку.

 

По аналогичной схеме может развиваться совершенно любая проблемная ситуация.

Приведу еще один пример – с работой.

Взрослая дама устраивается на работу. Через несколько месяцев она отчетливо понимает, что трудиться в этом месте ей придется «от заката до рассвета, без выходных». Каковы наиболее стандартные способы решения этой трудности?

  1. Традиционно безразличный. Либо работает и не парится, либо легко увольняется и находит более подходящую ей работу.

 

  1. Ответственный.На самом деле, ничего хорошего в этом труде «от заката до рассвета» с неизвестным мотивом нет. Причем ни для организации, ни для участников процесса. И тогда наша дама

— осваивает как следует свои профобязанности;

— начинает смотреть и анализировать, что можно делать проще, быстрее, лучше, эффективнее

— творчески подходит к удовлетворению интересов фирмы и своих (допустим, действительно, объективно приходится задерживаться поздно вечером. Но такому ценному, ответственному и надежному работнику как она охотно идут навстречу, когда ей нужно отпроситься по личным делам или, например, в выборе времени отпуска.

В результате ее компетентность очень быстро начинает превышать требования занимаемой должности и у нее появляется выбор:

— она может принять предложения о повышении

— она может уйти в другую фирму на лучшую позицию

— она может остаться на этой же должности, но иметь высокий авторитет, много льгот и послаблений в силу своей «незаменимости», ценности как сотрудника.

В любом случае, она успешно решает свою проблему, и получает дополнительные навыки и ресурсы.

 

  1. С сильным чувством вины.

Она страдает, сердится, и из-под палки делает свою каторжную работу. Она чувствует себя виноватой – когда ее ругают. Она обвиняет начальство – в злобности, тупости, глупости и прочих смертных грехах. Она обвиняет ….

Страдает и обвиняет, вот собственно и все, что она делает. Проблема остается. Мысль о том, что это ее жизнь, она ее создает и может изменить к лучшему, вызывает бурный протест. Ведь тогда придется, как минимум, признать и принять тот факт, что годы мучительной борьбы и погружения в мир Вины могли бы быть прожиты более счастливо, успешно, красиво и эффективно.

Если я несу ответственность за свою жизнь – я свободна. Я вольна выбирать, и я могу исправлять допущенные мной ошибки. Я учусь смирению и признанию того, что многое в этой жизни – вне пределов моих возможностей. Когда появляются проблемы, я выбираю, что я буду делать – страдать и искать виноватых, смиряться и терпеть или менять то, что меня не устраивает к лучшему.

Я живу в пределах своих границ, и отвечаю за свои выборы, за свои ответы на вопросы обстоятельств, и у меня достаточно ресурсов для решения своих проблем.

Когда я тону в чувстве вины, я перестают быть субъектом. Перестаю быть собой, как независимой личностью. Я превращаюсь в виноватого ребенка, занимающегося самонаказанием и избегающего ответственности. При этом ожидающего, что придет Некто Извне, большой и сильный, который не только накажет, не только простит, но и решит все мои проблемы.

Когда я вместо того, чтобы подумать и найти решение, принять случившуюся неприятность и попросить конкретной помощи, выбираю мучиться виной, я следую деструктивной программе, оставшейся с детства. А это изначально ошибочный способ выстраивать коммуникации с миром.

Что хотел сказать автор?

Переживание чувства вины – это ошибочный способ коммуникации с миром.

Ответственность за свою жизнь – это правильный способ построения отношений с собой, другими людьми и миром.

  1. Если вы взрослый и страдаете от чувства вины, вместо того, чтобы решать свои проблемы – велкам! Начните изменения к лучшему с хорошей серии консультаций.
  2. Если вы ребенок (даже если уже не то что подросток, а взрослый или пожилой человек) и страдаете от чувства вины, сделайте, пожалуйста, всего две вещи: простите и начинайте активно жить. Активно жить – учиться быть собой и решать свои проблемы.
  3. Если вы родитель…Ответьте, пожалуйста, на несколько вопросов – чего вы хотите от своего ребенка? Почему именно этого? Что это даст вам и вашему ребенку? Как наилучшим образом, вы сможете достичь вашей цели? И как вы научите свое дитя ответственности, а не вине.

20 июня 2011

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru