Выход из кризиса

Жизнь Марии зашла в полный тупик. Точнее, она оказалась в глубочайшей заднице. Кризис, испытание, засада, череда проблем – как ни называй, сути дела это не меняло. Она бесконечно устала от затяжной полосы невезения, череды и потока проблем, бессилия, отчаяния и затапливающего ее чувства вины и беспомощности.

 

Кредиты. Несмотря на то, что семьдесят процентов Машиных проблем создавали именно они, сейчас ей казалось, что взять еще один кредит – это идеальное, отличное решение. Она рассчитывала, что заняв денег сможет продержаться еще пару месяцев. И надеялась, что за это время ситуация, в которой она находится, как-то изменится к лучшему.

Что наконец-то в той серой бесконечной стене невезения начнутся просветы, начнет происходить что-то хорошее для нее.

 

Потратив полдня на оформление кредита в «большом банке» и получив отрицательное решение через полчаса после прихода домой, Мария пришла в окончательное отчаяние и ярость. Она физически ощущала себя словно корабль, который лег на дно реки. Ей было плохо. Она почти перестала спать ночью, в беспорядочной тревоге ходила по квартире, заедала свои переживания. К счастью, от спиртного ее отрицательные эмоции усиливались, и поэтому пить алкоголь в этот период жизни она перестала полностью.

Дополнительную ярость она испытывала от ощущения беспомощности и унижения. Она вспоминала консультанта по кредитам в банке, и видела себя ее глазами: «неухоженная, отекшая тетка с неопрятной прической, нервная, хихикающая и пытающаяся шутить, до ужаса неуклюжая». Она чувствовала стыд, отвращение к себе и очень много страха.

Как загнанная лошадь она билась во внутреннем тупике, совершенно не понимая, как ей выйти из кризиса.

Подходили сроки разных обязательных платежей, и как многоголовый Змей Горыныч алчно и хищно требовали от нее денег.

Если бы Мария была одна, ей было бы проще. Она могла бы на многое забить, и действовать иначе. По крайней мере, думала она именно так.

Но у Маши был ребенок. Ее дочка, ее солнышко, ее счастье, ее кровиночка.  Лерочка училась в шестом классе. И от невозможности обеспечить для любимой дочери достойный уровень жизни Мария просто тонула в чувстве вины. Она разъедало ее изнутри, причиняло сильнейшую боль, которая из метафизической уже превратилась во вполне реальную боль в сердце.

 

В состоянии глубочайшего кризиса и отчаяния Маша совершенно случайно встретила свою давнюю подругу, с которой они не общались уже лет десять. Та была проездом в их городе, и зашла в двери Машиной парикмахерской. Они разговорились, в результате чего подруга настойчиво предложила Маше свою помощь, но в неожиданном виде. Она согласилась оплатить десять консультаций хорошего психолога для Марии.

— Если не поможет, то считай, что это мой такой подарок тебе. А если будешь все делать, и работать, то поможет. Тогда потом отдашь эти деньги, без проблем. Да для тебя это и будет довольно легко!

Маша была готова ухватиться за что угодно, лишь быть выбраться из той ямы, в которую попала. Она мысленно часто молилась, просила Небеса послать ей помощь, подсказку, и хотя реакция подруги была неожиданной для Маши, она согласилась.

— Хуже чем есть уже не будет, а вдруг да поможет… ходят же люди к психологам, а богатые и обеспеченные так и вообще постоянно. Ну не дураки же остальные, может быть и правда в этом что-то есть. – И она согласилась.

 

***

— Вы понимаете, что если бы я эти деньги потратила сейчас на себя, я могла бы выдохнуть и продержаться еще немного?! – на первой консультации Маша буквально со слезами едва ли не кричала на психологиню. Странная тетка, которая ей не понравилась с первого взгляда совершенно. Сидит, сытая и довольная сволочь в своем кабинете, ничего не делает, только слушает, головой кивает да задает болезненные и неприятные вопросы, от которых хочется рычать, выть и на стены лезть.

— Да. А, кстати, а насколько бы Вам это помогло? Ваша подруга согласилась оплатить десять консультаций, это решило бы Ваши проблемы на срок…?

— Дней на пять, — Мария выдохнула в полном опустошении, понимая и начиная видеть размер финансовой ямы, в которую себя загнала.

— А потом?

— А потом у меня следующие срочные платежи, и их мне совершенно нечем уже закрывать.

— А за эти дни Вы могли бы ….

— А за эти дни я могла бы заработать вполне, и легко, если бы чертовы люди приходили ко мне и хотя бы стриглись! Не говоря уже об окрашивании, или свадебных прическах! А их нет. Вот как корова языком слизнула. Понимаете, я целый день в жаре сижу и никто, ни один человек не заходит! Или парочка только забежит «под машинку» или там челку подровнять…

— Вот вы, — она агрессивно и с обидой посмотрела на своего психолога, — часто ходите в парикмахерскую? Много там денег оставляете?

— Я? – психологиня слегка удивилась, — вообще-то да, хожу регулярно. И плачу за визит денег больше, чем стоит моя консультация.

— Вот! – внутри Марии снова бушевал ураган отрицательных эмоций. – У нас в районе тоже есть одна такая… мастер- парикмахер… у нее постоянно очередь и запись. Она семь дней в неделю шпарит, с утра до вечера. Конечно у нее все хорошо.

— Угу…к моему мастеру я тоже редко могу день в день попасть, только если повезет, и кто-то отменит запись. А так, бывает, что и дней пять, и на неделю вперед приходится брать время.

— А почему к другим не идете?

— Да вы что? Я несколько месяцев искала хорошего парикмахера. Теперь только к ней хожу! Она и делает все как мне нравится, и стрижку, и красит, и всегда что-то посоветует из новшеств. И поговорить с ней приятно, и помолчать можно. И руки у нее легкие! И цены божеские для ее качества работы. Да я вообще очень рада, у меня золото, а не парикмахер, — психологиня заулыбалась, ей было явно приятно вспоминать, — у меня и вся семья, и все знакомые к ней ходят.

— Вот видите… а у меня полная задница… и уже нет сил что-то делать. Меня как сглазил кто-то!

— Тогда предлагаю начать как следует разбираться. Так как сейчас ресурсов у Вас мало, времени мало, то предлагаю работать очень интенсивно, хорошо? Чтобы подарок Вашей подруги был для Вас максимально полезным, согласны?

Мария закивала головой. В серо-черно-бурой полосе несчастий у нее словно начал проявляться просвет. Вернее, она начала чувствовать твердую почву под ногами.

 

Выслушав ее подробный рассказ о сложившейся в жизни ситуации, психолог предложила выделить главные темы.

— На мой взгляд, сейчас основных проблем – три. С остальным разберемся чуть позже, хорошо? Смотри, — к этому моменту они уже перешли на ты, и Маша слегка удивлялась, как ей могла не понравится чем-то эта ясная, умная, уверенная женщина, явно очень опытный психолог, которая сейчас помогла ей разобраться в хитросплетённом кризисе в ее жизни, — основное, на что ты тратишь свою жизненную, эмоциональную энергию – это переживания.

Ты страдаешь, ты рассказала, что у тебя стало сильно болеть сердце, и скачет давление, ты плохо спишь и очень много ешь. Твое тело пытается переработать огромное количество энергии, пусть негативной – страх, вина, отчаяние, стыд, ярость – но энергии, и уже не справляется с ней. Так?

-Да, — Маша кивнула головой.

— При этом твоя фактическая проблема находится вот тут, — психологиня нарисовала простенькую схему, кружочками обозначив разные области жизни Марии, — это область действия, деятельности. И еще немного здесь – она отметила сферу контактов (отношений).

консультация психолога

Маша задумалась, рассматривая схему.

— Да, получается, что я сильно переживаю…

— Да, вот тут, в теле.

— А проблема у меня в деньгах и в работе.

— Да.

— И что люди не идут ко мне, а идут к другим, особенно к другому мастеру.

— Да. Это область деятельности и область контактов.

— Но эта же, которая тело, влияет на них?

— Конечно. Только косвенно.

— И что мне теперь делать?

— Поскольку ты сейчас в кризисе, и мы не можем себе позволить в комфортном темпе исследовать что и как ты делаешь, чтобы создать себе проблему, и как мягко и постепенно начать делать иначе, предлагаю сейчас сосредоточиться на инструментальном решении. То есть, мы разбираемся на поведенческом уровне, что не так, и что нужно изменить. Согласна? А с глубиной потом, позже к ней вернемся.

— Хорошо.

— Итак, есть три основные проблемы: все твои силы уходят на переживания и страдания, у тебя нет эффективных действий в части работы и финансов, и у тебя в чем-то так нарушены отношения с людьми, что они бегут от тебя, проходят мимо. Так?

— Да, точно!

— Есть еще что такое же значимое?

Маша подумала.

— Меня как будто бы заколдовали, как сглазили!

— Хорошо, тогда добавляем и это, раз ты так чувствуешь. В идее, что тебя заколдовали и сглазили много энергии.

С чего начнем?

Как ни странно, начали они именно со сглаза.

Психолог Марии, и глазом не моргнув, легко перешла на обсуждение ее идей, ее смутного ощущения того, что когда и как начало обваливаться в ее жизни.

— Вы понимаете, — активно жестикулируя, объясняла Маша, — у меня все было отлично! Я собиралась открывать второй салон, уже даже поговорила с несколькими мастерами. Я там хотела сделать три зала, еще косметолога и маникюрного мастера посадить. И еще думала, может быть кабину для загара поставить. Про аренду почти договорилась, у меня и деньги были отложены для начала. А потом … а потом я стала общаться с одной девочкой… ну в смысле с женщиной, конечно, она старше меня. И все стало рушиться. Дошло до того, что бывший муж алименты перестал платить. У него мать сильно заболела, и на работе проблемы тоже пошли.

— А у нее как дела?

— А у нее наоборот все наладилось, — с удивлением заметила Маша.

— Отлично! То есть, мы сейчас определили ключевые проблемы, с которыми будем работать. Как себя чувствуешь сейчас?

— Как-то гораздо увереннее. Лучше.

— Тогда прощаемся до следующей консультации. А ты пока сделай домашнее задание.

— Хорошо! – Маша ушла с появляющейся уверенностью, что она справится, и все наладится.

Поскольку Мария была в кризисе, они договорились встречаться через день и работать очень активно.

Продолжение…

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru