О пси-травмах и травматиках

Когда я только размышляла как рассказать о симбиотиках-травматиках, я столкнулась с трудностью и «застряла» на нескольких вопросах.

Первым затруднением было вот что.

Нужно ли мне вводить определения, давать описания и объяснения о чем и о ком пойдет речь?

Ведь вряд ли возможно говорить о явлении, не определив его качества.

С другой стороны, мне совершенно точно не хотелось писать скучный, занудный текст с правильными словами и дефинициями.

И, как ни удивительно, но невозможность найти нужные слова, чтобы глубоко, точно и иррационально-искренне-достоверно назвать случившиеся и есть один из первых, и даже ключевых признаков психологической травмы.

С человеком случилось нечто такое, что до сих пор он не мог помыслить как возможное для себя.

Он больше не знает как жить дальше.

Его мир разрушен на осколки разной формы, они хаотично перемешаны и соприкосновение с ними причиняет острую боль.

Сила его чувственных переживаний столь высока, что «выбивает пробки» и он остается безжизненным и обесточенным, и только это позволяет ему как-то удерживаться в реальности.

Слова – это как изоляция для провода, по которому идет ток.

Травматик не может найти подходящие слова – контейнеры, способные вместить весь хаос, силу и боль его чувств.

Он не может найти слов, и чувственные переживания «застревают» между соматическим уровнем (уровнем тела, болезней) и уровнем психическим (на котором человек думает, чувствует, желает).

Пси-травма – это боеголовка в состоянии «начало взрыва», застрявшая между этажами «тело» и «психика».

Любое, малейшее движение воздуха, неудачный удар крыла мухи о стекло, или веселый громкий смех гостей мгновенно приводят ее в действие и следует ВЗРЫВ.

Воронка травмы похожа одновременно и на воронку смерча, и на воронку от взрыва и на ядерный гриб.

В момент когда «рвануло» человек воспринимает мир очень искаженно.

Потом, после взрыва, он долго приходит в себя, как-то пытаясь починить «пробоину», при этом особенность психологической травмы в том, что «боеголовка» самовосстанавливается.

Она словно «втягивает» в себя все деструктивную энергию, и усиливается, увеличивается.

Дальше история повторяется.

Травматик «замирает», пытаясь избежать нового взрыва.

Отказывается от любой активности.

Контролирует не только каждый свой шаг, но и каждый вдох, но это не помогает.

Очередной «добрый самаритянин» с радостным криком «для вас третий кусок пиццы бесплатно» стучит в дверь нашего травматика, непременно желая причинить счастье, и следует новый взрыв.

Под который попадает и кормилец пиццей и сам вынужденный владелец боеголовки.

В литературе встречается два понятия: психическая травма и психологическая травма.

Я буду использовать оба.

Разница между ними только в силе воздействия и в степени разрушений.

Если «боеголовок», «мин», «гранат» и «бомб» очень много, и часть из них разрушила стены почти до основания, и трещины идут по фундаменту – то мы можем говорить о психической травме.

Такой человек в моменты «прорыва» неадекватно воспринимает реальность, может нанести вред себе или окружающим, он очень нестабилен, а степень его внутренней боли с трудом совместима с жизнью.

Речь скорее о человеке с пограничным или психотическим уровнем организации личности.

Психологическая травма – это когда «боеголовки» от силы две-три, они получены скорее во взрослом уже возрасте, и, как бы разрушительны их удары не были, здание в целом скорее сохранно.

Это относится к людям с невротическим уровнем организации личности или психологически гармоничным, то есть, с разрешенными внутренними противоречиями по базовым вопросам.

Есть еще два неизбежных элемента мира травмы.

Псевдо-травматики.

Это люди, которые используют концепцию «да и сам я человек ранетый» (це) для того, чтобы манипулировать окружающими и избегать собственной жизненной активности и ответственности.

«Профессиональная жертва-манипулятор» — их истории не менее трагичны и грустны, при этом вызывают агрессию как в их сторону, так и в сторону действительно пострадавших людей.

Агрессоры.

Эти люди предпочитают жить в мире «розовых пони», и впадают в ярость и гнев, когда кто-то рядом испытывает сильную боль.

Психологическая травма – это всегда огромная спрессованная, концентрированная боль.

И из всего спектра чувств в ней, они – агрессоры – резонируют с гневом и яростью, приходят в ужас и чувствуют сильное отвращение к мысли, что и они могут быть настолько же беспомощными, как травматик.

И их импульс «уничтожить зло» в результате становится дополнительными «торпедами» в адрес травматика.

Зачастую агрессор и манипулятор являются не только внешними фигурами, реальными людьми, но и внутренними субличностями травматика.

Психологическая травма – это результат события, которое несло угрозу жизни для человека, на уровне физическом (витальном), психо-эмоциональном (чувственном) или субъективно-онтологическом (смысловом, самостном).

Угрозу столь сильную, что «дыра» между жизнью и смертью осталась открытой, и человек постоянно испытывает экзистенциальный ужас деструкции.

Чтобы избежать психического разрушения: сумасшествия или смерти, психика включает все доступные ей пси-защиты в максимальном режиме.

Травма, по возможности, капсулируется.

Как на подлодке изолируются поврежденные отсеки, чтобы спасти весь корабль.

Психологическая травма – это то, с чем может столкнуться любой человек, независимо от его изначального уровня организации личности  и чего бы то ни было еще.

Станет ли событие для человека Испытанием или психологической травмой зависит от его внутреннего мира, его ресурсов, от внешней поддержки, событий.

Как только он сможет пережить, то есть помыслить возможность своей жизни с учетом случившегося, и прожить, назвать все те чувства, что у него возникли в момент шока и разрушения, а также собрать себя заново из «осколков», можно говорить о том, что он больше не травматик.

Как спортсмены, которые восстанавливаются после серьезных травм и снова достигают успеха, так и любой человек может использовать все свои силы для исцеления.

Но как и при физических травмах, при психических мы где-то можем помочь до полного выздоровления, а где-то только постоянно корректировать и поддерживать, ожидая дальнейшего развития медицины и психологии, сохраняя надежду.

Виды психологических травм по времени и силе воздействия

Заметки о симбиотическом типе личности