Мертвое и живое. Мертвое

Мертвое

Когда за писателя негры создают тонны пустой породы. Когда поэт молчит или поет чужие стихи, а художник максимум на что способен – это раскрашивать чужие открытки.

И это не тишина создающего молчания, это не мартовская наполненность земли соками, ожидающая только яркого теплого солнца, чтобы прорваться зеленью ростков.

Это мертвая, пустая тишина, временно или полностью утраченная способность творить и создавать.

Мой знакомый психо-хирург взрывает такие пласты мертвой породы, и тогда его клиент оживает через боль, отчаяние, гнев и ярость.

Как если бы на мертвом камне в космосе что-то произошло, и он вдруг превратился в молодую планету, где кроме вулканов и лавы пока ничего нет, но это уже жизнь.

Мой знакомый психо-целитель работает очень –очень медленно собирая крупицы жизни по капелькам, сохраняя их в оазисах, напитывая мертвые земли души клиента, и однажды там, где когда-то была пустыня начинаются изменения, медленно оживание, восстановление витальной способности.

Я завидую им обоим. У меня нет достаточной смелости и жесткости как у психо-хирурга, и у меня мало терпения как у психо-целителя, я вряд ли бы смогла месяцами и годами собирать по молекуле желание жить, в уверенности, что однажды критическая масса будет достигнута.

И я ищу свой способ, свой личный путь, способность помогать человеку оживлять мертвое в его душе.

 

  1. Мертвое безмолвие

 

Теоретически подкованные психологи определили бы это состояние как дно шизоидной депрессии – полную апатию, безмолвие, отсутствие импульсов желаний, чувств и воли.

Со стороны, другими людьми она воспринимается двояко:

— если кто-то соприкасается с ней своей аналогичной частью внутреннего мира, то эта тишина вечного покоя резонирует и затягивает. И когда у человека уже накопилось достаточно много внутренний усталости, он начинает тянуться к людям, у которых этого «мертвого покоя» много.

Для тревожного человека, который избегает реальных контактов безмолвие очень привлекательно своей безопасностью.

Кто-то, кто находится в избытке эмоционирования, в квазиманиакальной фазе тоже может быть очень рад общению с таким спокойным человеком, впитывающим чужую витальность.

— а вот если к человеку с большими зонами внутреннего мертвого безмолвия приближается очень живой, чувствующий, желающий, верящий, действующий, мечтающий человек, то реакция обратная. Сам не понимая природы своего поведения он может начать провоцировать, срываться в ссоры и скандалы, интуитивно повторяя путь психо-хирурга, желая получить взрыв и ОЖИВЛЕНИЕ другого. Либо ему будет скучно, и он постарается покинуть, дистанцироваться от такого человека. Как реагируют на мертвое живые – отвращением, отвержением, отторжением, гневом и агрессией.

Еще более глубоко теоретически образованные граждане наверняка вспомнили концепцию «мертвой матери», и то, как реагируют дети таким мам – болезнями, плохим поведением, яростными срывами, несчастными и трагичными судьбами, глупыми и деструктивными решениями, капризами, слезами и криками, любым способом стремясь получить ЖИВОЙ отклик, пусть негативный, главное ЖИВОЙ.

 

  1. Деструктивное «умри, уничтожь»

 

Когда ребенок получает такое трагичное и страшное наследство от кого-то из своих родителей, бабушек и дедушек, его жизнь становится жизнью космического корабля на борт которого пробрался Чужой.

Те, кто смотрели подобные фильмы знают, что есть три основных закона развития сюжета:

— Чужой претворяется кем-то из своих,

— Чужой убивает и уничтожает БЕЗ какого-либо смысла,

— Главный герой выживает и побеждает даже самого крутого чужого.

Главный герой – это вы.

И выживает главный герой за счет того, что у него нет сомнений в своем желании жить. И он не закрывает глаза на опасность, наоборот, он внимателен и активен.

Человеческая психика гениальна в своей творческой способности к выживанию, а находит очень разные способы как-то обходиться с заряженной разрушительной деструкцией «торпедой» на борту.

Это могут быть варианты приписывания агрессии другим людям.

Это могут быть различные магические схемы «если …. То…», которые как бы оплетают заряд деструкции разными условиями.

Это могут быть сценарии, при которых человек себя загоняет в абсолютно адские страдания, на фоне которых Чужой начинает выглядеть мелкой дворовой крыской.

Есть еще варианты, когда человек растягивает деструкцию во времени, медленно уничтожая себя через алкоголь или наркоту.

И, конечно же, ослабление сил организма и соматика – болезни, как способ реализации этой торпеды, которую добрый и наивный ребенок когда-то получил от родителей.

 

  1. Голод и черные дыры орального типа личности в преддепрессивной фазе

 

Ненасыщаемость – на первый взгляд вполне нейтральное слово. Но для тех, кто знает на личном опыте, как оно изнутри, ненасыщаемость достаточно страшное слово.

Что-то вроде тяги зомбиков к живому происходит с человеком, когда он обрушивается в состояние преддепресивной фазы.

Он УЖЕ растратил ту энергию, что у него была.

Конечно же он растратил ее на ДРУГИХ, без особой пользы для себя.

И вот он предчувствует, что еще чуть-чуть и он будет «на дне», в депрессии, в мертвой зоне.

Но он пока еще способен проявлять активность, и начинает агрессивно искать «что бы» (кого бы) «сожрать» .

К сожалению, чаще всего находит – но не то.

И тогда ведра алкоголя и запой, сотая любовница без имени, тридцать первый прикупленный свечной заводик, или тысячная подвеска и сережки никак не дают того, что человек алчет.

Быть живым.

Он чувствует тревогу, агрессию, злость и черную дыру, куда летит и не насыщает его то, что он получает.

На краткие миги, часы и дни, он расслабляется и забывается в кажущемся наслаждении, но едва уходит тяжесть пресыщения, как снова и снова его накрывает страх встречи с черной дырой в собственной душе.

Он верит, что чужая любовь, радость, полученная извне смогут его насытить.

И как в ужастиках зомби идут на живое тепло пытается найти свет ВОВНЕ, чтобы зарастить дыру в душе и насытить голод, успокоить тревогу.

  1. Нарциссическая пустота и ужас небытия

Ложная идентичность (представление о себе) нуждается в огромном количестве энергии для поддержания жизнеспособного состояния. Поскольку речь идет не о природном проявлении себя в социальном мире, то внутри человеку не из чего черпать энергию.

И тогда он живет либо на внешнем восхищении и очаровании его персоной и тем, что он делает.

Либо на собственном страхе, стыде и страдании из-за ощущения себя ничтожным, одиноким, отчаявшимся, никому не нужным, глобально и тотально «хуже других», но где-то в глубине души стремящемся стать лучше других.

И состояние пустоты нарцисса можно сравнить с жизнью вампира, с одной стороны, это очень стабильная структура, ее развеять способно только солнце (солнечный свет) – искренняя любовь, а с другой стороны для поддержания жизни нарциссу нужна чужая витальная энергия, выраженная в искреннем восхищении.

В стремлении быть лучшим, быть совершенным, быть самым-самым человек часто загоняет себя в ловушку: вместо того, чтобы проявлять то, что он чувствует, шлифовать свою природную сущность в действиях, он пытается реализовать нечто совершенное.

Сравнивая то, что получилось в реальности с его идеальным представлением он травмирует себя и «убивает» в себе творческую способность к созиданию.

А затем, для верности, еще и начинает себя сравнивать с другими – известными, успешными, великими, смелыми, популярными… лучшими чем он.

Проделав все это он попадает в леденящую душу космическую пустоту, созданную ошибочном представлением о себе как о суперсовершенном или суперничтожном существе, а не обычном живом человеке, который может выражать себя в созидании.

 

  1. Агрессивный Контроль как антитеза жизни

 

Кощей Бессмертный мог контролировать практически все, даже свою смерть, только цена такого сверхконтроля – это жизненность, витальность в любых его проявлениях.

Когда человек вместо того, чтобы чувствовать начинает правильно думать и контролировать, жестко загоняя в рамки любую собственную спонтанность и чувственность, а затем спонтанность своих близких людей и детей, он превращается в кого-то вроде Кощея, Царя царства Мертвых.

Мысль о том, чтобы утратить контроль и довериться течению жизни, допускать ошибки, чувствовать, быть слабым, гибким, сильным разным для такого человека как армия Иванов Царевичей для Кощеюшки.

К контролю очень часто, практически всегда добавляются сильнейшая критика и обесценивание. Конечно же, что угодно, что «растет иначе» чем считает правильным такой человек, абсолютно ошибочно, неправильно, и должно быть тотально уничтожено, если немедленно не исправится и не впишется в жесткие рамки «кощея».

Те, кто живут рядом с подобным людьми и не могут от них сбежать, находят следующие способы мягкого сопротивления:

— врут. Не слегка, а врут постоянно, регулярно, пытаясь таким образом хоть как-то отстоять право на жизнь, и запутываются в тоннах собственной паутины лжи.

— пьют, гуляют, хулиганят. Бессмысленный бунт, в котором уже плохо помнят и понимают, а ради чего собственно все это происходит.

— подчиняются и страдают, «что воля… что неволя… все едино…»

И вместо реальных чувств испытывают много страха и вины.

Иногда бывает так, что у человека его личный «кощей» уже давно или помер, или живет далеко-далеко, или вообще в живого человека превратился, а его жертва носит Кощея Бессмертного в себе и кошмарит и винит себя по полной программе.

 

Живое

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru