Инга

В кабинет зашла женщина. Инга. Ей было чуть меньше сорока лет. Веселая, дружелюбная, щедрая, разговорчивая. Консультаций пять подряд. Потом, «вдруг», пару раз она приходила едва живая. Говорит, что немели губы и челюсти, и она была в полном бессилии, как будто бы даже сами кости в теле устали. Не было сил что-то говорить, думать, делать.

Как если бы она превращалась в дно реки, в котором совершенно нет ни капли воды.

Мы работали 2 раз в неделю, и ее динамику было очень ярко видно. Затем она пришла чуть более активная… и снова, и снова.

Она обратилась к психологу вполне осознанно и с готовностью работать. Умная и наблюдательная, Инга понимала не только что в ее жизни происходит «что-то не то», она достаточно быстро начала замечать свой вклад, то, как она это «не то» организует.

И вот на этом этапе мы начали разбираться с тем, что и как она делает, как обращается со своими потребностями и жизненной энергией.

 

Заметки Внутреннего Супервизора на мысленных полях

Про людей, которым плохо и они начинают спасать кого-то, и про людей, которые хотят, нуждаются в любви и начинают активно и усиленно любить кого-то.

Для человека с оральным радикалом — это базовый (кривой) тип поведения/отношения к себе.

Когда ему плохо, и ему нужен ресурс (депрессивная фаза), он начинает активно давать это другим людям.

Точнее, когда совсем плохо, он закрывается и уходит в себя, но как только буквально капельку восстановится, то начинает…

Т.е. нуждается в поддержке — дает поддержку, хочет любви — влюбляется, хочет выбраться из ж. — помогает другим это сделать и так далее.

В маниакальной фазе у него много энергии, он ее разбазаривает (и по той же схеме, пытается сделать счастливым весь остальной мир),
дальше она заканчивается, он снова в депрессии, ему плохо, но … ( и так по циклу).

Человек этого типа личности не умеет заботиться о себе:

— распознавать свои потребности ясно и детально,

— давать себе то, что нужно, присваивать желаемое и насыщаться им.

Он либо ищет это в других людях и требует от них, не получает и сильно страдает, либо дает другим то, в чем нуждается сам.

 

-Как ты сегодня?

Долго молчит. Потом собирает с трудом мысли:

— Я как будто бы теряю себя, размазываю себя среди других людей…Когда у меня много энергии, когда я живая, и могу и поддержать, и дать что-то, и рассказать, и утешить, и помочь … — она оживляется во время рассказа, оживает, — тогда мне почти каждый рад.

А когда у меня нет сил или я не знаю что делать, или мне плохо… раз за разом я остаюсь одна.

Все как будто бы ждут от меня, что я всегда буду таким живчиком, фонтаном энергии. А что делать когда мне просто плохо, я не знаю…

 

Заметки Внутреннего Супервизора на мысленных полях

Вторая часть проблемы: такое создание или «неберучее» или его трудно «подкормить» тем, в чем он (она) нуждается.

Т.е. если человека начать доставать из ж. — он сагрессирует, или разрушит помощь, или будет сильно сопротивляться и тоже самое по любым другим потребностям.

Это как у голодного человека (сильно) первая реакция на запах еды — отвращение, и нежелание пускать это в себя.

Потом, если он таки начнет есть (а это бывает не часто, и обычно случайно), то по тому же механизму, он начинает «жрать», т.е. безостановочно «дай палец, всю руку откусит», причем от этого плохо и ему, и кормящий, конечно же, или злится или убегает.

При всем желании у окружающих мало возможностей понять что хочет человек и дать ему именно это.

Он сам не распознает, что ему нужно в момент «плохо».

И злиться и агрессирует на любую не попадающую помощь.

В случае, если кому-то удалось дать именно «то», то дальше начинается этап ненасыщаемого поглощения «еще, еще, еще».

Что в какой-то момент приводит к агрессии «сколько же можно?!» и человек снова остается «голодным» и начинает «закармливать» окружающих разного рода эмоциями, разговорами и делами, проецируя на них свою «голодающую, алчущую» часть.

Человеку этого типа личности нужно научиться находиться в депрессивной фазе и находить, определять свои потребности, затем удовлетворять их.

А затем удерживать полученное и наслаждаться сытостью, счастьем и самодостаточным благополучием, не раздавая его другим пачками и даром.

Он умеет быть неразумно щедром. И совершенно не понимает (эмоционально) как это быть экономным.

 

-Как ты сегодня?

Молчит. Улыбается. Начинает говорить:

— Знаешь, два с половиной дня мне было просто отлично. Даже я бы сказала замечательно! Я делала те упражнения про ощущения в теле, пробовала быть более медленной и наблюдать за собой.

Потом разбиралась с напряжением, и у меня появлялась просто куча энергии.

Я стала делать себе короткие планы на день, и идти от пункта до пункта, и всячески радовать себя.

У меня было два с половиной отличных дня, а потом я устала от того, что у меня все отлично… — она выдыхает и грустно говорит дальше, — я стала переживать, а как же другие, а что они обо мне подумают, и что это очень эгоистично, быть довольной, и что у меня все получается, и я должна позаботиться о тех, кому хуже, кто слабее, и …

— Сбросила все энергию снова? Раздала?

— Ну да…Может быть не всю в этот раз… себе немного оставила.

— Сколько?

-Процентов десять… может быть.

— То есть, что-то, какое-то убеждение мешает тебе заботиться о себе, делать себя счастливой?

— Да… мама всегда говорила «главное, чтобы другим хорошо было, а мы как-нибудь потом». Это было главным принципом у нашей семьи…

 

Заметки Внутреннего Супервизора на мысленных полях

А вот это уже не о самом глубинном уровне, а о более позднем, вербальном. Родительские предписания и установки. «Радуй других»в одной из ее многочисленных вариаций….

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru