О невыносимых переживаниях

Что делает эмоциональное состояние субъективно непереносимым?

Основное и единственное – это угроза столкнуться с некой информацией о себе, которая разрушит само-представление, т.е. «это буду уже НЕ-Я» и психика защищается в полную силу, как при угрозе реальной смерти.

Поэтому рассчитывать, что может состояться встреча с непереносимым « в лоб» особо не приходится, не раньше, чем человек будет внутренне к нему готов.

Если ресурсов мало, психика найдет способ обойти столкновение.

Что же тогда делать?

Рассматривать возможную информацию издалека, буквально «подкрадываясь» к ней через когнитивный контур. На помощь тут могут прийти и сказки, мифы, байки, истории других людей, и общие размышления « а как это могло бы быть вообще, и как тогда с этим справлялись другие люди, сказочные герои и … как мог справиться, потенциально я, если бы это оказалось обо мне».

То есть, идем кружным путем – через возможность допустить и понять, исследовать и справиться, когда «это – НЕ про меня».

В процессе может достаточно быстро оказаться, что у человека нет нужных ресурсов. Мало ценных качеств характера, которые герой, совладавший с непереносимым и невозможным для вас эмоциональным состоянием использовал, чтобы справиться с ним.

И тогда работать можно и нужно в направлении их наращивания, что позволит в какой-то момент быть готовым к встречи со своими собственными сильными переживаниями.

Если есть непереносимое переживания, и нет пока готовности встретиться с ним и пережить, собираем информацию и наращиваем личностную силу, внутреннюю готовность.

***

Расскажу немного о наисложнейшем и наитруднейшем варианте – это когда самоидентификация Я полностью не сформирована.Может быть очень противоречивая, хаотичная, мозаичная картинка. Может быть сочетание каких-то жестких интроектов (убеждений других людей про этого человека «ты –грубая» или «ты- умный», «ты –слабый» и пр.) со сгустками сильно заряженных эмоциональных переживаний (аффектов).

Возможна очень разная внутренняя картина себя, вплоть до убеждения «меня нет» — и страха, ужаса и паники столкнуться с ним, войти в ту область внутренних переживаний, которая описывается «меня нет». Фактически- умереть как человек, личность. Невыносимо и невозможно.

К сожалению, интуитивно, люди начинают искать решение немного не там, где оно находится.

При наличии такого убеждения «меня –как личности-нет» человек склонен к самоповреждающему, разрушительному поведению, как протесту против идеи отсутствия себя и как к возможности за счет витального выплеска (жить хочется биологически в момент угрозы) почувствовать Я-ЕСТЬ!

В более сложных случаях выстраивается еще один или несколько проблемных структур «этажей» в психике. Ощущение себя живым достигается за счет разрешенных переживаний.

Например, за счет сильнейшего стыда, или вины, или страха, или эйфорично-экзальтированной радости …

И тогда человек живет «от проблемы до проблемы», живет в эмоциональном понимании, он «как заколдованный» попадает в ситуации, или совершает поступки, которые за счет сильнейших, болезненных чувств дают ему возможность ощущать себя живым.

И тогда в терапии могут начаться «чудеса». Человек защищает свое мучительное разрушительное страдание и ошибочные убеждения, которые стоят за ним, как наседка цыпленка – отчаянно, агрессивно и беспощадно.

Со стороны может выглядит дико, но если понимать природу происходящего, то трудно избежать сочувствия чужому мужеству, храбрости и силе в борьбе за жизнь, за Я-ЕСТЬ.

В качестве дополнительной «охраны» есть еще и боль, нежелание осознать, что те люди, которые по идее (общечеловеческой) вроде как должны были любить и заботиться, вместо этого игнорировали, пренебрегали и отрицали.

Многие психологи на опыте знают, что бывает, что ребенка били, материли, а при этом он чувствует себя любимым и крепко стоит на ногах. А других детей (и таких гораздо больше) и голос не разу не повысили, и все благополучнее не бывает, только глубинные уровни личности не простроены или разрушены.

Причина в том, что в первом случае ребенка действительно любили, признавали, принимали, и воспитывали как могли. Более того, ребенок интуитивно знал, что реакция родителей справедлива. Что если прокатиться по железной дороге зацепившись за товарняк, а потом тебя выдерут – то это не про «травмировать и не понять», это как раз про «любят и уважают».

Впрочем, так бывает гораздо реже. Чаще колотят детей от бессилия, ленности и грубости души.

Только когда есть физически удары и крики – это видно, а когда ребенка ОТРИЦАЮТ – это можно почувствовать только изнутри, и только при высокой эмпатии (чувствительности).

И боль не позволяет понять и признать такому выросшему ребенку, что его родители не были достаточно чувствительны к его потребностям.

Потом, позже, он разберется, в чем была причина – чаще всего она в объективных ограничениях родителей. Но его детскому опыту это понимание долго еще будет не доступно.

Я думаю, что даже чтение статьи о невыносимых переживаниях не добавляет хорошего настроения. А теперь представьте, что их проживание в полном объеме стоит между человеком и его желанием.

Как много людей будет со всем эти разбираться? И как много выберет отказаться И от мечты тоже?

***

Теперь другой вариант. Я – сформировано, но не развивалось. Что-то вроде «замершей беременности личности». Или развивалось в некоторых областях (в познании – да, в чувственно области –нет. Или, наоборот, чувствовать было можно, а думать нельзя. Или делать нельзя и т.д.)

Здесь непереносимость субъективно кажется чуточку легче, потому что хоть и маленькая опора на Я и на внутренние образы близких людей (даже очень негативные и деструктивные) уже есть. Пядь земли в наличии. И ее и защищают процессы психики.

Что непереносимо для маленького-Я?

Любая реальная встреча со ВЗРОСЛОЙ жизнью во всем ее многообразии.

В возрасте примерно около двух лет для детей очень важна стабильность. Они начинают структурировать мир, и им нужно, чтобы любимая игрушка была рядом, стол на месте, привычная еда, ритуал отхода ко сну.

Четкие границы дают малышу ощущение уверенности и безопасности.

И вольно-невольно, человек, у которого есть травмированные и отщепленные части Я в болезненной (проблемной) области жизни стремиться окружить себя четкими правилами, ритуалами, схемами.

Чтобы было безопасно.

Но появление там реального и нового, даже очень хорошего, означает полный слом старых привычек. А для маленького ребенка – это Ужас-ужас-ужас.

И он стремиться избежать его.

Частичное изменение его установок тоже воспринимает как локальная катастрофа.

Например, красивая девушка считает себя дурнушкой.

И на этом основании строит свою жизнь, свои отношения, свои ожидания.

При этом не счастлива.

Или, умный человек считает себя глупым. Не думает открыто и явно, но в глубине души все-равно думает, но вроде как не думает….

В результате, ему скучно сближаться с теми людьми, под чей уровень он пытается себя подогнать. Они тоже чувствуют отчуждение к нему.

А с теми, с кем он мог бы свободно и на равных общаться и дружить, он не может, так как убеждение не дает, он же «глупый».

Но легко и «без боя» далеко не каждый будет пересматривать свои искусственные ограничения, так как там ждет встреча с ГОРЕЧЬЮ и вопросом «получается, что я часть времени прожил заковав себя в клетку, которой НЕ было?».

И для многих проще настаивать на ложных ограничениях, чем пережить эмоциональный переход к реальному восприятию себя.

А о случаях, когда человек себя сильно идеализировал и говорить нечего – причины труднопереносимости встречи с реальностью очевидны. И часто выбор идет в пользу продолжать верить в свои иллюзии, а не переживать стыд, страх, отчаяние, бессилие и злость после признание более реального восприятия себя.

***

И третий вариант, когда человек сталкивается с непереносимыми эмоциональными состояниями и начинает их избегать, как только может – это трансформационные кризисы. Непереносимое – потому что новое. Плюс сожаление о старом и попытки его удержать.

Для того, чтобы начать получать удовольствие после прохождение кризиса, нужно очень много поработать, привыкнуть к изменениям, вырастить сначала то, что будет радовать.

А в старом периоде жизни уже все знакомо, хорошо, и бонусы известным.

Более того, часть кризисов – вынужденная. Человек проживает их в силу биологической предопределенности (старение), в силу отсутствия реального выбора. Единственное, что ему остается – это выбор отношения.

Многие желают избежать процесса биологического старения и смерти, и, невольно перепутав, избегают процесса личностного взросления и развития.

 

Чтобы признать, принять и пережить свои собственные эмоциональные состояния, проанализировать свои представления о себе, и сделать их более актуальными, нужно настроиться быть вовлеченным в процесс своей жизни, и доверять себе самому – процессу развития Я.

Желать, ставить цели и жить. 

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru